Контакты:

Украина, 03142,
г. Киев, ул. Семашка 15
 
Телефоны:  
+38 099 4022727
+38 045 9793888
 
E-Mail: infooil-institutecom

1
 Губители нефтяных месторождений и скважин Украины

 В качестве доказательства этого тезиса достаточно рассмотреть ряд исторических фактов сознательного уничтожения, т.е., можно сказать, "убийства" нефтяных объектов за годы советской власти в Украине.

 Начинать этот перечень необходимо с месторождений, захваченных большевиками в Западной Украине в 1939 г. Как было сказано ранее, эти месторождения сразу же начали нещадно эксплуатировать. Затем, в начале войны проводилась повсеместная эвакуация нашего нефтяного промыслового оборудования, которое грузили в эшелоны и вывозили на восток. Демонтаж проводился таким образом, чтобы эти промыслы и заводы невозможно было восстановить. Оставшееся после демонтажа оборудование - скважины, трубопроводы, емкости, сепараторы, и т.п. - минировали. Предвидя неизбежную оккупацию нефтепромыслов и заводов, всё, что можно было взорвать, взорвали и сожгли спецподразделения НКВД. Оборудование, которое невозможно было вывезти на восток, было затоплено, закопано, сожжено или также взорвано. Конечно, никто тогда не думал и не мог думать ни о какой коррозии погребенного оборудования. Главная цель - чтобы это оборудование не досталось немцам или каким-то там оставшимся украинцам. Именно этим, в частности, во время войны и занимался партизанский чекистский отряд Ковпака. Около ста буровых вышек ими было уничтожено.

 Развитие нефтяной промышленности в СССР, всячески поддерживалось его политическим руководством. Это была главная отрасль с самым огромным бюджетом. Идея безраздельного владения чужим добром всегда была присуща коммунистам. Тогдашним отраслевым руководителям, имеющим низкий научно-технический уровень и спешившим выполнить волю партии - дать быстрее и больше, - пришлось загубить сложные месторождения, в первую очередь месторождения с осложнёнными условиями и трудноизвлекаемыми запасами. К чему их разрабатывать и выдумывать для этого новые, наукоемкие технологии? Поэтому в Украине осталось много месторождений, из которых стравлен газ и пластовое давление уменьшено до гидростатического. Научно убогие, авантюристические по своему характеру основы новых методов воздействия на залежи формировались именно здесь. Испытания таких "новых" методов увеличения нефтеотдачи для всего СССР проводились, в основном, на полигонах нефтяных месторождений Украины. Технически безграмотные идеи получения дополнительной нефти рождалась у нас. А в Москве во "ВНИИНефть" и некоторых других квазинаучных учреждениях спешно, с подтасовкой фактов и игнорированием основных законов и прикладных физических теорий и имеющихся данных проводилось обоснование этих идей. Однако, даже в этих учреждениях всегда существовала научная оппозиция, хотя при том правящем режиме она не могла сколь-либо существенно влиять на эти процессы.

 Как пример, можно привести использование энергии подземного ядерного взрыва якобы для повышения нефтеотдачи месторождений. Испытание эффекта производилось как в России, так и у нас. Результаты испытаний, увы, были неутешительными. И таких взрывов было произведено свыше ста. Информация о тех испытаниях до сих пор засекречена.

 В этом перечне стоят также методы заражения углеводородного сырья в недрах различными видами бактерий. Насколько был распространён авантюризм в нефтегазовой отрасли, говорит то состояние промыслов, которое мы сейчас наблюдаем и которое является следствием такой, с позволения сказать, научно-технической деятельности.

 На украинских полигонах были испытаны тепловые методы извлечения нефти. Незнание и ошибочная трактовка законов теплофизики, термодинамических уравнений неизотермической фильтрации флюидов в пористой среде привела к созданию и внедрению в промышленность таких тепловых технологий, которые обернулись несомненным огромным ущербом для состояния нефтегазовых коллекторов. Несмотря на то, что эти методы не были до конца изучены и испытаны, они насаждались, где надо и не надо. И лишь с 1991 года, с распадом СССР, они практически угасли. Так, например, наши горе-специалисты по тепловым способам нефтеизвлечения при испытании процесса нагнетания пара с высокими термодинамическими свойствами на специально построенной для этого скважине забыли о таком физическом явлении, как линейное удлинение стали. В результате этого эксперимента колонна насосно-компрессорных труб, в которую нагнетали пар, удлинилась настолько, что вылезла из скважины на десятки метров и уничтожила всю арматуру вокруг скважины, а также буровой станок и саму скважину, пострадали люди. Однако до сих пор те специалисты "в почете" у нашего отраслевого руководства.

 Одним из авантюрных методов является внутрипластовое горение. Что это такое?

 Все достаточно просто. Коммунистам и "иже с ними", для уничтожения объекта нужно было его поджечь и закачивать в него воздух для поддержания в нем горения - тления. А нефть, по объяснениям этих ученых-нефтяников, под действием фронта горения валом должна пойти к забоям добывающих скважин. Сказано - сделано. Но если бы эти идеи всесторонне и методично были испытаны хотя бы в лабораторных условиях - так нет же! Сначала автор этого гибельного метода некто Шейнман и группа его поддержки в конце 30-х годов подожгли нефтяное месторождение "Павлова Гора" в Краснодарском крае. Тлело и горело это месторождение очень долго. Затем, уже после войны, было подожжено Сходницкое месторождение в Западной Украине. Это был уже промысловый эксперимент с отрицательным результатом. Однако этого для них оказалось недостаточно. И поэтому в конце 70-х годов прошлого столетия коммунисты совершили новый виток насильственного насаждения варварских методов для разработки Украинских промыслов. Во всех без исключения экспериментах нефть в пласте вслед за фронтом горения шла не к добывающей скважине, а в полном соответствии с теорией - к фронту горения. Так что вместо дополнительной нефти наши горе-экспериментаторы, незнакомые с математическим моделированием физических процессов, в результате получили полное прекращение нефтедобычи из ранее продуктивных скважин.

 В этой связи нельзя не вспомнить и тех, кто, начиная с 80-х годов применял внутрипластовое горение и вообще тепловые методы на Гнединцевском месторождении. Нефть этого месторождения уникальна. Она легка, маловязка. Серы в ней мало. Уникально и само месторождение. Это купольная залежь с высокопроницаемыми, практически изотропными пластами с равномерной мощностью. В предыдущие годы из него были извлечены десятки миллионов тонн замечательной нефти. Как вспоминают очевидцы, во время войны из разведочных скважин этого промысла немцы заправляли свои танки, которые работали на бензине. Нефть этого месторождения заменяла бензин. Но здравствующим и поныне "специалистам" от нефтедобычи не терпелось опробовать свои авантюристические методы на такой уникальный объект. Не могли они на него спокойно смотреть. Разговоры о том, что месторождение было полностью обводнено, мы слышим и поныне. Тут надо заметить, что не всё месторождение было обводнено, а лишь призабойные зоны скважин. И то не всех. И они об этом прекрасно знали. Подожгли. Дополнительной нефти не получили. Подтасовали данные и получили эффект на бумаге. Затем получили министерскую премию. А оборудование и пласты загубили. И вот теперь эти специалисты руководят нашей отраслью.

 Вызывает недоумение и целесообразность строительства Одесского терминала, а также нефтепровода Одесса - Броды. Как можно, например, строить терминал стоимостью около 5 млрд. долл., если Украина его своей нефтью наполнить не может, а нефть поступает исключительно из СНГ по трубе? А относительно нефтепровода могу сказать: авторы и исполнители данного проекта знали, что делали, но что нам делать сейчас с этими замечательными сооружениями, мы не знаем.

 Тут все объясняется очень просто. Деньги на строительство терминала уплачены инофирмам, а чиновники, "протолкнувшие" через парламент и кабмин этот госзаказ, получили от этих инофирм "откат".

 На данном этапе дегенерации отраслевых объектов повсеместно проявляются акты гибели еще живых скважин. Примеров, которые известны всем, несть числа - их можно привести множество.
Главный вывод из этого: объекты загублены. Но кто и чем ответит за это? Кто ответит за ущерб, нанесенный недрам и объектам Украины?